Пресса



Гарик «Бульдог» Харламов пел в метро и травил анекдоты на Арбате

— В НАШЕЙ картине будут пародии на все известные современные фильмы: «Бригада», «Дозоры», «Моя прекрасная няня», «Дальнобойщики», «9-я рота», «Бумер». Когда мы снимали, еще не вышли на большой экран «Жара» и «Волкодав», но они у нас тоже есть.

К сожалению, основной автор фильма Артур Тумасян погиб в той жуткой авиакатастрофе «Армянских авиалиний» в прошлом году. Так что довести картину до конца для нас было делом чести. В память об Артуре…

— Кто из резидентов «Комеди» снялся в картине?

— Я, Паша Воля и Миша Галустян. Мы были безумно рады, что с нами на площадке работал такой великий актер, как Армен Борисович Джигарханян. Не хочется пока раскрывать сюжет фильма, но, поверьте, будет жутко смешно. Ксения Собчак сыграла проститутку, которую мой герой пытается купить за 200 долларов, а Борис Моисеев — милиционера. Уже обхохочешься.

— Правда, что бюджет следующей пародии составит 5 млн. долл.?

— «Очень русское кино» снято не на деньги «Комеди», а второй будет полностью нашим проектом. Рабочее название «История России: славяне». Фильм костюмированный, с большим бюджетом. Если потратим меньше 5 млн. долл., будет отлично.

Когда мы залезли в кинобизнес, сразу поняли: деньги тут улетучиваются очень быстро. Аренда самой лучшей камеры в день стоит тысячи долларов. Компьютерная графика «съедает» полбюджета. В «Очень русском кино» у нас будет тот же спецэффект, что и в «Ночном дозоре»: машина едет по гостинице «Космос». И делали его те же самые люди. А в конце фильма у нас с Пашей Волей (он играет певца Тим Милана) будет битва, как в «Матрице». Эффектность стоит больших денег.

— Непрофессиональные актеры, впервые попавшие на киноплощадку, часто разочаровываются: «Мы думали, будет весело. А тут скукота: камеру переставляем, солнце ждем…»

— Есть известный случай, произошедший на съемках «Войны и мира» Сергея Бондарчука. 300 человек массовки вывели ночью в поле ждать восхода солнца. Ждали, ждали, а небо тучами заволокло, и солнце так и не появилось. Но с этим приходится мириться. Я играю не только своего героя, но и его отца. Поэтому приходилось тратить кучу времени на грим, чтобы изобразить лысину на моей башке. Снимали безвылазно 75 дней и ночей. В начале проекта казалось: е-ге-гей! я все смогу! А потом понял: в каком бы состоянии ни был, ты обязан сниматься. У меня однажды поднялась температура до 39 градусов, а мы играли на холоде под дождем в шортах и майках и занимались спортом. Это был ужас!

«ХОЧУ КРАЧКОВСКУЮ!»

— НАЗОВИТЕ имя любимой современной отечественной актрисы.

— Если кто-нибудь мне даст телефон Ольги Дроздовой и уберет из ее жизни Певцова… (в разговор внезапно «влез» один из резидентов «Комеди». — Авт.).

— А я хочу Крачковскую, — подхватил Харламов. — Вы сейчас, конечно же, вытащите это дело в заголовок типа «Гарик «Бульдог» Харламов хочет Крачковскую!».

— Конечно вытащу.

— На самом деле мне очень нравятся Чулпан Хаматова и Ингеборга Дапкунайте. А в далеком детстве, как и все мои одноклассники, я был влюблен в девочку, которая играла Алису в «Гостье из будущего». И был уверен, что когда-нибудь обязательно ее найду. Не понимал, дурак, что фильм снимался черт-те когда и актриса старше меня лет на двадцать.

— В детстве вы не ходили пробоваться на киностудии? В кино не рвались?

— На киностудии не ходил, но о кино мечтал. Думаю, любой человек, у которого есть страсть к актерству, хочет сниматься в кино и на телевидении.

— Тогда каким образом вас занесло на экономический факультет?

— Честно признаться, просто сдрейфил идти в театральный. Кино тогда снималось мало, театры бедствовали. Пошел наобум в экономический. И сразу же понял, что это не мое. Зато начал играть в КВН за университет, стал писать сценарии. Есть такая поговорка: все заканчивают институт, а кавээнщики — КВН. К тому же, Клуб веселых и находчивых — это прекрасная возможность «закосить» от учебы. В Штатах, чтобы не учиться, играют в американский футбол, а у нас — в КВН. Тем не менее образование я получил и диплом у меня есть.

— А в «Комеди» как попали?

— С гордостью могу сказать, что именно я первым сказал со сцены: «Здравствуйте, вас приветствует «Комеди Клаб». Это было на вечеринке в одном из московских баров, когда о телевидении мы могли только мечтать.

«МАРТИРОСЯН — САМЫЙ ГЕНИАЛЬНЫЙ»

— ГАРИК Мартиросян как-то сказал: «Паша Воля у нас самый быстрый, Ревва — самый пластичный, а Гарик «Бульдог» — самый артистичный». А Мартиросян — самый…

— … гениальный. Потому что он и артистичен, и пластичен. Думаю, без Мартиросяна «Комеди Клаб» не достиг бы такого результата. Все закончилось бы на трех передачах. Мартиросян — моторчик, от которого заряжаются все остальные. Приходишь на репетицию в отвратительном настроении, ничего не можешь придумать. Потом буквально пять минут с Мартиросяном пообщаешься — и пошло-поехало. У него какая-то антенна есть, он, наверное, с Юпитером на связи. (Подошла секретарь и подала Гарику пачку адресованных ему писем. — Авт.).

— Что пишут?

— Разное. Шутки присылают, в любви признаются. Правда, сначала могут написать «я тебя люблю». Не ответишь, приходит второе письмо — «я тебя ненавижу».

Как-то мужик увидел меня на улице и как заорет: «О! Питбуль комеди-шоп!» А вообще работать в сфере юмора очень приятно. В мире столько всякого дерьма. А человек включил телик, посмотрел на нас, посмеялся и на время забыл о своих проблемах.

— Вы не думаете, что «Комеди» засоряет язык своих зрителей?

— Каждый воспринимает информацию в силу своей испорченности. Да, в «Комеди» есть нецензурные слова (хотя лично мы с Мартиросяном не произнесли ни одного матерного слова). Но они вставляются всегда в тему. Когда муж приходит домой и видит жену с соседом, он же не говорит: «Милая, я не совсем понимаю, что происходит…». Мы тоже пытаемся приблизиться к реальности. А то, что люди потом на улице говорят «сука», так это их личный выбор. Мы же не заставляем. Я с удовольствием приду на телевидение и скажу: «Люди! Говорите литературным языком». Но, поверьте, если вы сегодня пойдете во МХТ им. Чехова или «Ленком», вы увидите спектакли, где звучит мат.

— На Первом канале цензура строже, чем на родном ТНТ?

— Честно говоря, я думал, что будет хуже. Но нет никаких строгих цензоров. Мы же понимаем, что можем показать на ТНТ, на Первом, а что только у себя на кухне.

«В АМЕРИКЕ ТОРГОВАЛ ГАМБУРГЕРАМИ»

— ВЫ ЭКОНОМИСТ, а работаете артистом. Какие еще специальности в своей жизни успели попробовать?

— Я три года жил в Штатах. Родители развелись, и отец уехал туда. В Америке я играл в театре, работал продавцом мобильных телефонов, торговал гамбургерами в известной системе фаст-фуда.

А в Москве в студенческие годы зарабатывал в метро на пару с двоюродным братом. Он играл на гитаре, а я пел песни. В Гуччи, конечно, не одевались, но на пиво и шоколад хватало.

А еще на Старом Арбате мы анекдоты рассказывали («Да ладно, завирай!» — удивились сидящие рядом продюсер на пару с секретарем. — Прим. авт.). Я вам отвечаю! Это было! А чего стесняться? Только с Арбата нас быстро прогнали. Пришли серьезные люди и предупредили: «Ребята, лучше бы вы шли отсюда». Мы перебазировались в Камергерский переулок. Но и там простояли недолго.

— Сейчас можете сказать, что стали состоятельным человеком?

— Не бедствую, но не могу сказать, что состоятельный. Скорее обеспеченный. Ну а на голодный год всегда есть Арбат, Камергерский и метро.

Не пытайте, не буду распространяться о своих доходах. Скажу лишь, что на хорошую машину денег хватило. Но у меня ее угнали. Наверное, уже где-то на рынках по частям распродают. Ощущение после угона, скажу я вам, не самое приятное. Выходишь на улицу — ба-бах! — а машины нет. Начинаешь судорожно вспоминать, что лежало в бардачке. В этот самый момент мне позвонили с какой-то передачи про автомобили и говорят: «А не хотели бы вы принять участие в нашей программе?» Блин, какое участие?!

— У «Комеди Клаб» в последнее время появилось огромное количество проектов на разных каналах. От такого «перегруза» можно легко выйти в тираж. Хватит ли силенок?

— Есть такой момент… Артисты выходят в тираж, когда на протяжении многих лет работают в одной и той же манере. За примерами далеко ходить не надо. Поэтому мы стараемся меняться, пробуем разные стили. Вот вышли на новый уровень — кино.

— Что вас удивляет по жизни?

— Все! В данный момент удивляюсь тому, что мы сидим в офисе «Комеди Клаб». Если бы мне еще три года назад кто-то сказал, что в центре Москвы у нас появится офис и мы будем решать, какое бы кино еще снять, я бы плюнул ему в глаза и избил. Подумал бы, что издевается, зараза.